Фотопрогулки с дилетантом (deletant) wrote in by_brest_forts,
Фотопрогулки с дилетантом
deletant
by_brest_forts

Category:

История 62-го Брестского укрепрайона

УРы в Белоруссии

          Осенью 1939 г. в Генеральном штабе Красной Армии и приграничных округах приступили к разработке плана прикрытия новой линии государственной границы. Было принято решение о стро-ительстве 23 УРов на новой советско-германской границе. Зимой были проведены рекогносцировочные работы по определению мест строительства долговременных оборонительных сооружений. «Белостокский выступ» в Западном особом военном округе (ЗапОВО) должны были прикрывать четыре укрепленных района: 62 Брестский, 64 Замбровский, 66 Осовецкий и 68 Гродненский.


Схема укрепрайонов Белоруссии.

          Планировалось построить 37 узлов обороны с 2130 объектами долговременной фортификации (дотами). Опорные пункты УРов располагались по высоткам восточной стороны рек Буг, Нарев, Бобр. Полоса обороны укрепленных районов почти не имела предполья, а строительство укреплений производилось непосредственно в поле зрения немецких наземных наблюдательных постов.

          Проект строительства укрепленных районов был утвержден И.В. Сталиным по докладу К.Е. Ворошилова и Б.М. Шапошникова. Директивы на строительство УРов военным советам Западного и Киевского особых военных округов были отданы наркомом обороны 26 июня 1940 г. Этим округам приказывалось незамедлительно начать строительство ряда укрепленных районов.

          Основу каждого УРа составляли узлы обороны и опорные пункты из долговременных железобетонных огневых точек (дот) и деревоземляных инженерных сооружений (дзот). Генеральным планом оборонительного строительства предусматривалось в 1940-1941 гг. завершить строительство и оборудование первой полосы узлов обороны и опорных пунктов укрепрайонов. В последующие годы (вплоть до 1945 г.) намечалось построить вторые полосы и окончательно оборудовать законсервированные укрепрайоны «Линии Сталина», находившейся в 200 – 300 км от первой - Полоцкий, Минский, Слуцкий и Мозырский.
62-й УР

Строители и строительство


Схема 62-го Брестского укрепрайона.

          62-й Брестский УР был одним из самых больших по протяженности на новой границе. После того как в его состав был включен Семятичский участок Замбровского УРа, протяженность по фронту составила около 120 км - от станции Митьки немного южнее Бреста до г. Семятичи на северо-западе. В нем предполагалось строительство десяти узлов обороны с 380 долговременными сооружениями. Первая позиционная линия строилась по восточному берегу р. Западный Буг и воспроизводила начертание ее русла. В июне 1941 г. строительство в глубину этого района еще не начиналась. Полоса предполья, вследствие того, что сооружения строились по берегу реки, не создавалась, за исключением окрестностей города  Дрогичин-на-Буге, где просто по условиям местности доты строились на некотором удалении от берега.

          По воспоминаниям Л.М. Сандалова, работы по рекогносцировке в намечаемом для строительства 62-м Брестском УРе осуществлялись при глубоком снежном покрове и наспех. Поэтому результаты зимних рекогносцировок оказались неудовлетворительными, и весной 1940 г. все пришлось переделать заново. Никаких работ зимой по строительству УРа не проводилось, войска занимались размещением личного состава и бытовым строительством.

Вторично рекогносцировка была проведена командующим 4-й Армией генерал-лейтенантом В.И. Чуйковым совместно с комендантом укрепленного района. Тогда же командующий армией установил дивизиям рубеж строительства батальонных районов.


          Руководили строительством лучшие советские военные инженеры, в том числе генерал-лейтенант Д.М. Карбышев. Руководство работами на местах возлагалось на Военные Советы округов. Была введена должность помощника командующего военного округа по укрепленным районам, на которую в Западном ОВО был назначен генерал-майор И.П. Михайлин. Коменданты укрепрайонов были освобождены от руководства строительными работами в своей полосе. Эти обязанности возлагались на начальника УНС (Управление начальника строительства). Распоряжением наркома обороны были созданы 25 УНС (4 в полосе ЗапОВО), 140 строительных участков (22 в Западной Белоруссии), сформированы 84 строительных батальона, 25 отдельных строительных рот и 17 автомобильных батальонов. С апреля 1941 г. к строительству были при-влечены 160 саперных батальонов стрелковых корпусов и дивизий, в том числе 41 саперный батальон из внутренних военных округов. В Бресте находились штаб 62-го УРа (комендант - генерал-майор М.И. Пузырев) и 74-е Управление начальника строительства (начальник- майор инженерных войск В.А.Яковлев). В военном городке «Красные казармы» размещался штаб 18-го ОПАБа. Здесь же находилась и учебная рота, в деревнях Верховичи- 245-я рота связи, Бацики - 18-я отдельная саперная рота.

          В состав 74 УНС входили пять строительных участков, которые размещались: №16 - Высокое, №18 - Волчин, №20 - Дрогичин, №21 - Брест, №22 - Семятичи. Перед самой войной, 21 июня штаб УР перебазировался в г. Высокое.

          Непосредственным возведением и оснащением долговременных железобетонных оборонительных точек занимались военные – саперные, инженерные и специальные технические части. На подгото-вительных работах: отрывке котлованов, заготовке песка, щебня, полевого камня, древесины, транспортных работах – широко использовалось местное гражданское население, выполняя трудовую и гужевую повинность. Согласно документам, в марте-апреле 1941г. в работах участвовало до 10 тысяч человек гражданского населения с 4 тысячами подвод. Строительство УРа было объявлено ударной комсомольской стройкой и сюда съезжались молодые патриоты-добровольцы из всех уголков СССР.

          Первыми в районе строительства опорного пункта устанавливались полевые бетонный и лесопильный заводы. Затем на стройплощадках проводились маскировочные работы. Территория обносилась высоким забором с колючей проволокой и молодыми елками. Котлован под сооружение копался гражданским населением с использованием исключительно лопат и тачек. Одновременно подвозились строительные материалы: доски, камни, щебень, песок и цемент. Все материалы складировались на расстоянии 100 м от площадки и далее транспортировались солдатами.

          Остальные работы производились саперными и инженерно–техническими подразделениями, а также гражданскими вольнонаемными специалистами, прибывшими из центральных районов СССР. На дно подготовленного котлована плотно укладывался 30-сантиметровый слой раздробленного полевого камня и щебня. На него заливался бетонный фундамент. Затем устанавливались опалубка и арматура, монтировались броневые короба под вооружение, после чего начиналось бетонирование дота с одновременной установкой части внутреннего оборудование. По воспоминаниям участников строительства, процесс бетонирования продолжался непрерывно около двух суток. Делалось это для того, чтобы не происходило расслоение бетона, которое могло ослабить отпорность сооружения. После затвердевания бетона опалубка снималась, монтировались вооружение и оборудование. На заключительном этапе наружные стены покрывались смолой, проводились обсыпка и маскировка готового оборонительного сооружения.

          В связи с большим объёмом оборонительного строительства промышленность не успевала обеспечить укрепрайоны стройматериалами и оборудованием. Из-за недостатка материалов и механизмов, вооружения, коробов амбразур и другого оборудования тормозилось выполнение намеченных планов строительства. В 1941 г. получили вооружение все сооружения прошлого года и единичные постройки 1941 г., причем большинство из них – только часть вооружения. По свидетельству Л.М. Сандалова, в отдельные объекты монтировались артиллерийско-пулеметные установки, присланные из Мозырского УРа.  Аналогичное положение было и с внутренним оборудованием объектов: не хватало перископов, бензоэлектрических агрегатов, водяных насосов, противохимического оборудования и вентиляторов, оборудования связи. Еще хуже обстояло дело с маскировкой объектов: большинство из них не имели земляной обсыпки, а те, которые имели, не были задернованы и замаскированы сеткой и древесными насаждениями.

          К 22 июня 1941 г. на всем участке 62-го УРа протяженностью 170 км в относительной боеготовности было 92 дота, что составляло около 30% запланированного количества. Забетонировано к тому моменту было около 170 точек. Реально же в боях участвовало около 50 дотов, в том числе и не полностью оборудованных.


Воины, занимавшие УР

          Каждый узел обороны (УО) занимала одна рота отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (ОПАБа).

          В 62-й УР входило три отдельных пулеметно-артиллерийских батальона (ОПАБ): 16-й, 17-й и 18-й, которые были передислоцированы сюда из Мозырского УРа. Наиболее технически под-готовленными были узлы обороны на северо-западе довоенной Брестской области (ныне – Польша): деревни Путковицы - г. Дрогичин-на-Буге и район г. Семятичи. Их занимали воины 16-го и 17-го ОПАБов. 18-й батальон располагался на участке границы от южных пригородов Бреста: деревни Гершоны, Бернады, Митьки, до северных окраин: деревень Речица и Козловичи. Кроме того, в качестве опорных сооружений были использованы Волынское и Тереспольское укрепления Брестской крепости, старые форты №1, «Граф Берг», Литеры «А» и «З», а так же оборонительная казарма Литер «А-Б».   На многокилометровом разрыве между Брестом и северо-западными участками УРа имелся всего один узел обороны в районе д. Орля  – Новоселки (Каменецкий район), который занимала 3-я рота 18-го ОПАБ.

          В Бресте находились штабы 62-го УР и 74 УНС. 20 июня штаб УР перебазировался в Высокое. Также в Бресте, в небольшом военном городке «Красные казармы» (район Речицы около форта «Граф Берг») размещался штаб 18-го ОПАБ. Здесь же находилась и учебная рота. 245-я рота связи дислоцировалась в Верховичах.

          Как вспоминают бывшие командиры и бойцы УРа, в подразделениях накануне войны был значительный некомплект личного состава, особенно артиллеристов. Пополнение ожидалось через день - два. Бойцы ОПАБ - это своего рода «универсальные» солдаты. Для их подготовки требовались длительное время и материальные затраты, заменить их солдатами стрелковых частей невозможно. Наркомат обороны СССР и командование ЗапОВО прилагали большие усилия по комплектованию УРов. Так, если в соответствии со штатно-должностным расписанием в 62-м УРе 1 мая 1941г. насчитывалось 975 человек, то уже 1 июня – 1244. За 21 день до начала войны это число резко увеличилось. Бывший начальник штаба 4-й армии Л.М.Сандалов в своих мемуарах «Пережитое» пишет, что на совещании 20 июня 1941 г. «Пузырев доложил, что к нему пришли три специальных батальона из Мозырского укрепрайона, и он разместил их на Семятичском, Волчинском и Брестском участках». Бывший начальник агитационно-пропагандистского политотдела УРа, старший батальонный комиссар Ф.Л. Кокин сообщал, что в апреле-мае проводилось развертывание еще пяти батальонов по 1500 человек в каждом, т.е. по штатам военного времени. Было забетонировано около 130 дотов, в которых уже имелось вооружение. Из них 34 занимал личный состав 16-, 17- и 18-го батальонов. Бывший командир 3-й роты 18-го ОПАБ младший лейтенант А.К. Шаньков, принимавший активное участие в исследовательской работе по истории УРа, писал, что в укрепрайон дополнительно вводились 19-, 20-, 21-, 22- и 23-й пулеметные батальоны. В частности, готовые доты в районе деревень Орля и Паниквы должен был занять 19-й ОПАБ со штабом в д. Волчин. Эти батальоны формировались на базе 16-, 17- и 18-го ОПАБ и сейчас уже нельзя установить, входили ли они в число формируемых, или это были новоприбывшие подразделения. Для распределения пополнения по подразделениям и дотам почти все офицеры штаба укрепрайона были направлены в батальоны, где вместе с бойцами приняли первый бой. Все без исключения оставшиеся в живых командиры отмечали, что за день-два до начала войны в их батальоны прибыли большие группы лейтенантов – выпускников Ленинградского, Смоленского, Тамбовского и других военных училищ. Но в списках они еще не значились и погибли неизвестными, как и сотни других бойцов и командиров вновь формируемых подразделений. В музей мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» в 70-е гг. приходило много писем от бывших воинов 62-го укрепрайона, 74 УНС и 33-го инженерного полка, в которых они сообщали, что военкоматы отказывают им в выдаче удостоверений ветеранов войны. Такое поспешное формирование подразделений объясняет и то, что на немецких трофейных картах указано большее количество активно сражавшихся огневых точек по сравнению с числом дотов, упоминаемых защитниками укрепрайона. Это также затрудняет поисково-исследовательскую работу, так как связь с музеем поддерживали только оставшиеся в живых «кадровые» уровцы. По этой же причине мы никогда не узнаем, кто сражался и погиб в дотах, расположенных в районе д. Новоселки – Паниквы и расстрелянных немцами прямой наводкой из зенитных орудий или взорванных саперами, как и в десятках других, огневых точках, гарнизоны которых «в списках не значились».

Оборона 1941 г.


Мемориальная табличка на стене дота № 539
 
          В ночь с 21 на 22 июня проводная связь между штабами батальонов и рот, а также со штабом 62-го УРа была нарушена диверсантами.

          В первые минуты войны части и подразделения укрепрайона по приказу его командира генерала М.И. Пузырева вступили в бой. В течение 6 часов бойцы 1-й роты 18-го ОПАБ из дотов в районе Козловичи – Речица (12-й УО) вели пулеметно-артиллерийский огонь по фашистам, не давая им переправиться через Буг. Противник бросил на доты пехоту, специальные саперные части с огнеметами. К концу дня гарнизоны израсходовали боеприпасы, дольше других держался дот у д. Речица. В нем сражались 23 бойца под командованием младших лейтенантов П.П. Селезнева, Н.Г. Зимина и старшины И.Ф. Рехина. На предложение сдаться ответили отказом и с пением «Интернационала» погибли в пламени огнеметов, заливаемые горящей смолой и бензином.

          Так же самоотверженно сражались гарнизоны дотов 2-й роты на южной окраине Бреста (13-й УО). Они отразили 11 атак врага, противник потерял убитыми более 400 человек. Кончились боеприпасы, и фашисты блокировали доты. Они заливали в отверстия перископов бензин, использовали огнеметы и подрывные заряды. В доте командира роты лейтенанта И.М. Борисова у деревни Митьки приняли бой младшие лейтенанты В.И. Одегов, И.Ф. Фролов, И.Ф. Бобков, военфельдшер В.А. Якушев, несколько бойцов и жена Бобкова - Зинаида. Погибли все. В районе деревни Бернады сражался и был пленен лейтенант К.К. Шаманский, командир одного из взводов 2-й роты, погибли младший командир Захаров, оборонявший подходы к доту, младший лейтенант С.Ф. Тусков.

          В районе деревень Огородники, Орля и Новоселки (9-й УО) стойко отражала атаки 3-я рота под командованием лейтенанта С.И. Веселова. Вначале противник обстреливал доты из орудий, затем применил огнеметы. Однако бойцы сражались самоотверженно. Двое суток вел огонь по врагу гарнизон артиллерийского дота под командованием младшего лейтенанта А.К. Шанькова. Даже когда врагу удалось снарядами пробить левый каземат, контуженные и полуоглохшие бойцы перешли в уцелевшие отсеки и продолжали вести огонь. После двух суток непрерывного боя в доте младшего лейтенанта И.Т. Глинина кончились боеприпасы. Фашисты схватили командира, сержанта Бородавку, двух бойцов и расстреляли.

          В конце второго дня обороны погиб командир роты Веселов, но доты младших лейтенантов А.Я. Орехова, Н.И. Мишуренкова, П.И. Москвина и Ш.Я. Левита продолжали вести бой и на следующие сутки. Когда у защитников кончились боеприпасы, фашисты блокировали доты и взорвали. Из 258 бойцов и командиров роты чудом остались в живых младший лейтенант Шаньков и пулеметчик Ф.А. Чиж.

Дот «Орел»
Дот «Орел»

          Наиболее напряженные и длительные бои с противником вели воины 17-го ОПАБ в районе г. Семятичи. Этот батальон по сравнению с другими имел больше готовых дотов. Рано утром 22 июня первый приказ отразить атаку противника отдал комбат капитан А.И. Постовалов. 1-я рота защищала центральную позицию опорного узла. Трехамбразурный дот «Орел» под командованием лейтенанта И.И. Федорова, пулеметно-артиллерийские доты «Светлана», «Сокол» и другие защищали железнодорожный мост через Буг и шоссе на Семятичи. В первый же день на мосту был подбит вражеский бронепоезд. Дот «Орел» сражался 12 дней. На 13-й, когда кончились боеприпасы, фашисты его окружили. На предложение сдаться ответили отказом. Фашисты применили газы и огнеметы, но из горящего дота доносилось пение «Интернационала». Тогда враги взорвали огневую точку. Об этом рассказал израненный и обожженный боец Амозов, через несколько суток выползший из-под развалин. Не менее героически сражались гарнизоны и других дотов. Так, старшина 2-й роты 17-го ОПАБ А.С. Крюк, защищавшей границу у д. Мощена-Королевская в доте «Затвор», вспоминал, что в первый день войны «к нам в командный дот прибыл командир батальона Постовалов, который лично обстреливал из орудия немецкий бронепоезд, перешедший через р. Буг. Постовалов сам был наводчиком, когда танки пошли на дот, и подбивал из орудия огневые точки противника».

          Значение укрепрайонов оценил командир 293-й пехотной дивизии вермахта, которая 30 июня 1941 г. штурмовала позиции 17-го ОПАБ Брестского УРа в районе г. Семятичи северо-западнее Бреста: «Не подлежит никакому сомнению, что преодоление укрепрайона после его завершения потребовало бы тяжелых жертв и применения тяжелого оружия больших калибров».

          Но защитники дотов не только оборонялись, но и совершали дерзкие вылазки. Во время одной из них старшина Горелов и старший сержант Жир подбили штабную автомашину и доставили в дот документы, радиостанцию, автоматы, другие трофеи. Комендант дота 3-й роты младший лейтенант А.В. Еськов из засады возле шоссе убил проезжавшего в автомашине высокопоставленного немецкого офицера. После этого каратели сожгли деревню Слохи Аннопольские и расстреляли всех мужчин в возрасте от 16 до 60 лет. Но положение с каждым днем ухудшалось. По мере того как заканчивались боеприпасы, озверелые фашисты травили защитников дотов газами. Участники и очевидцы боев сообщают, что немцы расстреляли политрука В.К. Локтева прямо у дота «Холм», где он сражался. По рассказам местных жителей, этот дот фашисты взяли последним.

          25 июня был блокирован дот «Быстрый» младшего лейтенанта И.Н. Шибакова. Бойцы отбивались гранатами. Фашисты попытались затопить нижний этаж, а затем пустили отравляющий газ. Однако гарнизоны под командованием младших лейтенантов Шевлюкова, Зайцева и Еськова откинули врага от своих дотов. 29 июня фашисты взорвали «Быстрый». Оставшийся в живых пулеметчик П.П. Плаксий вынес на плечах тяжело раненного командира И.Н. Шибакова. По мере того как в дотах заканчивались боеприпасы, бойцы прорывались в еще действовавшие огневые точки. По сообщениям местных жителей и жен командиров, последние три дота 3-й роты сражались до 29 июня 1941 г.

          Меньше известно о боевых действиях 16-й ОПАБ под командованием капитана А.В.Назарова на участке границы между деревнями Крупица и Путковицы, включая Дрогичин. Уже под огнем противника раненый и контуженый командир 2-й роты лейтенант И.И. Змейкин отдал приказ занять доты и любой ценой задержать врага. Через 20 мин. огневые точки и взвод вкопанных в землю танков без двигателей под командованием старшего сержанта Синицына были готовы открыть огонь. В первый день войны было подбито несколько танков врага, отбиты все атаки. Подвозя боеприпасы из пункта боепитания, погиб воентехник первого ранга С.П. Федоров. На второй день обороны был убит политрук Кормич. До последнего снаряда сражались танкисты. Последним, уничтожив несколько немецких танков, погиб командир взвода Синицын. На шестой день от роты осталось лишь несколько раненых и контуженых бойцов. Так, в доте младшего лейтенанта И.С. Антипова из 8 человек в живых остался только Гунько. На высотке у д. Заенчики боец со станковым пулеметом отбил несколько атак и был убит прикладами врага. Как легенду местные жители рассказывали о героизме пограничника лейтенанта Прозорова, присоединившегося к защитникам УР.

          На левом фланге батальона у д. Крупица в течение недели держали оборону 1-я рота лейтенанта З.Д. Сокола, подразделения штаба батальона, а также группа накануне прибывших лейтенантов. Командовал капитан А.В. Назаров, позднее погибший от взрыва снаряда. После того, как фашисты закончили наводить понтонную переправу и пустили по ней войска, дот лейтенанта Сокола из орудия расстрелял их. Писарь 1-й роты И.Ф. Барсук вспоминал, что они сражались в дотах до 26 июня 1941 г. Когда закончились боеприпасы, стали отходить к станции Нурец. В полном окружении сражалась у д. Путковицы 3-я рота лейтенанта П.М. Игнатова. По рассказам местных жителей, доты держались несколько суток. Взбешенные гитлеровцы замуровывали входы и амбразуры.

          Мужество и стойкость советских воинов вынуждены были признать враги: «Русские не оставляли долговременные укрепления даже тогда, когда основные орудия были выведены из строя, и защищали их до последнего… Раненые притворялись мертвыми и стреляли из засад. Поэтому в большинстве операций пленных не было»,– сообщалось в донесении германского командования.

          В боях на границе и фронтах Великой Отечественной войны героически сражались и погибли комендант Брестского укрепрайона генерал-майор М.И. Пузырев, начальник политотдела полковой комиссар И.Г. Чепиженко, начальник штаба полковник А.С. Леута, заместитель начальника политотдела старший батальонный комиссар А.К. Мурашко, заместитель начальника штаба майор И.М. Дементьев, начальник штаба артиллерии майор П.П. Хромов, его заместитель майор А.М. Фадеев, секретарь парткомиссии политотдела батальонный комиссар В.А. Угланов, командиры 16-, 17- и 18-го ОПАБ капитаны А.В. Назаров, А.И. Постовалов и майор Н.П. Бирюков, почти все командиры рот, взводов и коменданты гарнизонов дотов. Из 1500 бойцов и командиров в живых осталось, по неполным данным, 30 человек.

Братская могила защитников на Речицком кладбище в Бресте

          После окончания боев в полосе УРа местные жители похоронили в братских могилах останки героев, однако большинство так и осталось погребенными под бетонными глыбами дотов.

Современность


Памятник защитникам на форте литеры З
   
          Большой материал о 62-м укрепрайоне собран благодаря усилиям бывшего директора музея мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» полковника А.А. Крупенникова, а так же научных сотрудников В.П. Ласковича, Л.Г. Бибик и др. В Польше еще в 60-е гг. в районе боев 17-го ОПАБ установлен памятник воинам-уровцам. Кроме установленного военнослужащими 50-й и 38-й бригад 22 июня 2002 г. памятного знака на насыпи форта Литеры «З», и мемориальных табличек на двух дотах, других памятников бойцам Ура в Белоруссии нет. На сегодняшний день сведения о 62-м Брестском УРе представлены лишь в отдельных воспоминаниях, отрывках исторических книг и фрагментарно в экспозиции музея обороны Брестской крепости.

          Данный обзор был подготовлен с использованием литературы:
                    1. Бибик Л.: «Сражались доты укрепрайона», Память. Брест: Историко-документальная хроника, В 2 книгах. Книга 1, стр. 333-358.
                    2. Пивоварчик С.А.: «Белорусские земли в системе фортификационного строительства Российской империи и СССР», Монография.
Subscribe

  • Золотая осень в Бресте

    Побывав недавно в Бресте, я застал пару дней прекрасной погоды, которой хочу поделиться сегодня с вами. Кроме того, я немного побродил по казематам…

  • Линия Молотова

    Этот оборонительный комплекс назвали так по аналогии со знаменитой «Линией Сталина», поскольку строить её начали аккурат после подписания…

  • Брестская крепость // Западный форт

    Всем, кто хотя бы поверхностно знает историю обороны Брестской крепости, хорошо знакомо словосочетание «Восточный форт» - место наиболее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments